Archive

Posts Tagged ‘Слезы’

Со временем пройдет…

December 23rd, 2012 No comments

– Время! Вре-мя!!! Ну где же это чертово Время???
– Ну, я Время. Чего орешь?
– Чего ору, чего ору! Надо, вот и ору! Ты почему меня не лечишь?
– Я? А с какой стати? Я тебе что, доктор, что ли?
– У меня душа – вдребезги! Одни осколки!
– Ну, давай, замету, что ли… Могли бы и сами убраться, да уж ладно. Все, видишь, чисто стало, я потекло дальше.
– Куда? Куда??? А внутри?
– Чего внутри?
– Так это… Внутри тоже надо убраться! Душа же изранена!!!
– Ну так лечи ее, свою душу!
– А ты? Говорят же – «время лечит»???
– Врут. Или ошибаются. Время затягивает, заносит песком. «Пыль веков» — слышал такое? Накидаю сверху, не видно будет… А под этим – все та же рана. Еще и загноится, чего доброго.
Read more…

Она вошла, совсем седая…

December 23rd, 2012 No comments

Она вошла, совсем седая,
Устало села у огня,
И вдруг сказала «Я не знаю,
За что ты мучаешь меня.
Ведь я же молода, красива,
И жить хочу, хочу любить.
А ты меня смиряешь силой
И избиваешь до крови.
Велишь молчать? И я молчу,
Велишь мне жить, любовь гоня?
Я больше не могу, устала.
За что ты мучаешь меня?
Read more…

Он шел по улице и тихо плакал.

October 3rd, 2012 No comments

Он шел по улице и тихо плакал.
Облезлый, одноухий и с больною лапой.
Повисший хвост, несчастные глаза,
А в них жемчужиной дрожит слеза.
Его никто вокруг не замечал.
А если и заметил, то ворчал,
А мог еще и палкой замахнуться.
Он убегал, когда мог увернуться.
Он с грустью думал: “Я такой урод.
Ну кто такого жить к себе возьмет”.
Read more…

Нас любят те, к кому мы равнодушны…

August 17th, 2012 No comments

Нас любят те, к кому мы равнодушны.
Они добры, застенчивы, послушны.
Они всегда на многое готовы.
А мы, порой, жалеем даже слово.

Нас любят те, кого, увы, не надо.
Идя к другим, мы пьем чужого яда…
Потом болеем, мучаемся, даже,
Но те, кто любят ничего не скажут.

Нас любят те, с кем мы могли стать лучше,
Но нам плевать на наш “счастливый случай”.
Любовь, увы, жестока и упряма!
Нас любят те, кому мы роем ямы.

Нас любят так, как нужно ненавидеть!
И нам их жаль, но можем и обидеть.
Нас любят не за «что-то», вопреки!
Но нас несет течение реки.

Нас любят… И мы это принимаем.
Нас любят.. Но других мы обнимаем..
Нас любят.. Но глухи мы и жестоки..
Нас любят! И в итоге – одиноки.

© Евгений Лебедев

А скучать – и вправду тяжело…

August 3rd, 2012 No comments

А скучать — и вправду тяжело,
Рвать себя на мелкие кусочки,
Увязать душою в многоточьях,
Понимая:
Было,
но прошло.

А скучать и правда — это ад,
Застревать во снах, сжигать надежды,
Понимая — счастье было прежде,
И нашло причал в твоих глазах.
Read more…

Вера Полозкова. Мало ли кто приезжает к тебе в ночи…

May 16th, 2012 1 comment

мало ли кто приезжает к тебе в ночи, стаскивает через голову кожуру,
доверяет тебе костяные зёрнышки, сок и мякоть
мало ли кто прогрызает камни и кирпичи, ходит под броней сквозь стужу или жару,
чтоб с тобой подыхать от неловкости, выть и плакать
мало ли кто лежит у тебя на локте, у подлеца,
и не может вымолвить ничего, и разводит слякоть
посреди постели, по обе стороны от лица
Read more…

О ней.

Странно, но я мало что о ней знаю. Те книжки про рыцарей и прекрасных леди, зачитанные мной в детстве до дыр, так и не дали никакого представления о ней. Многие пишут её с большой, заглавной буквы, но почему? Инеют представление? Или познали? Может быть. В юношество я вошёл с чётким ощущением того, что она единственная и навсегда. Это было всё, что я о ней знал. Представляете, сотни тысяч прочитанных слов и пережитых волнений, а знаешь только то, что она единственная и навсегда. Немного для шестнадцати лет. А потом ты встречаешь её, думая, что это она. Потом университет, разные факультеты, много девушек и встречи всё реже. А потом. А потом ты понимаешь, что не единственная. А потом понимаешь, что и не навсегда.

А потом тебе двадцать и ты смотришь на неё, как на смешное несуществующее, но где-то не веришь тому что происходит. Заставляешь себя, вспоминая прочитанные и рассказанные истории о ней, каждую следующую считать единственной и навсегда. А потом заставляешь себя считать обратное. Говорят на сердце, как на дереве, остаются кольца.

А потом тебе двадцать три, а единственных пять и навсегда две. Путаешься, обманыеваешь, себе врёшь и нагло ищешь её. А потом находишь, успокаиваешься, проходит время и снова не навсегда, снова не единственная. А потом пытаешься выбросить из головы эти книжки. «В таком-то возрасте!», — говоришь себе с укоризной. А потом тебе двадцать семь, а книжки в голове и жажда единственной и навсегда.

И мир говно, вроде бы, и людей плохих больше чем хороших, и жмёшься ты изо всех сил к этим хорошим, пытаешься хоть как-то чтобы единственная, хоть чуть-чуть чтобы навсегда, но не всегда получается и единственная зачастую не совсем. Живёшь и думаешь: «В таком-то возрасте!» Становится стыдно перед собой, ругаешь себя, смеёшься, пьёшь и рассказываешь другу, а он всё прекрасно понимает и молчит, поднимая вместе с тобой рюмку.

За единственную и навсегда.

Она есть, правда, я читал об этом. Когда-то давно, в детстве.

© Руслан Паушу

Мужчины не плачут.

September 26th, 2011 No comments

Ситуации, подобные той, в которую попала Наташа, происходят настолько часто, что удивительно, отчего девушки до сих пор воспринимают их, как конец света. На седьмом месяце беременности она всего-лишь высказала свое недовольство будущему отцу ее ребенка. Причина была пустяковая, что-то насчет запаха спиртного и чьих-то длинных белых волос на рубашке. Оскорбленный таким недоверием, молодой человек хлопнул дверью, оставив после себя долг за съемную комнату, синяк под глазом и пластмассовое колечко, меняющее цвет «Под настроение» – в знак вечной любви, оказавшееся символом их отношений.
Первый день Наташа горько плакала. Не столько от неизвестности ближайшего будущего, сколько от слов родной матери, что торжествующе кричала из динамика сотового телефона. Матушка упивалась от собственного дара ясновидения — мальчик оказался сволочью, кобелем, безответственной… ну и так далее. Наташа теперь должна была привыкать к статусу «Брошенка», «Мать-одиночка», а судьба ребенка «безотцовщины» по мнению мамы была предрешена — либо тюрьма, либо смерть от алкоголизма, либо все вместе.
Read more…