Archive

Posts Tagged ‘Мужчины’

Чем пахнет мужчина, знакомый едва?

August 24th, 2013 No comments

Чем пахнет мужчина, знакомый едва?
Шампанским. Прогулкой. Цветочной пыльцой.
И кругом от этих мужчин голова,
Так пахнущих утром, зарей и росой.
Чем пахнет мужчина, идущий на штурм?
Идеями. Ужином. Клубом. Дарами.
Прибоем, несущим прохладу и шум,
Обещанным солнцем в нагрудном кармане.
Чем пахнет мужчина, согревший постель?
Доверием, силой и слабостью сразу.
Мелодией той, что играет свирель,
И ласковым сумраком в смеси с экстазом.
Чем пахнет мужчина, желанный тобой?
Бассейном из роз с тишиною на дне,
Надеждой, теплом, пеньем птиц и мечтой,
И страхом потери, пришедшим во сне.
Чем пахнет мужчина, достойный тебя?
Надежностью. Верностью. Пылом и страстью.
Любовью, разлитой за неба края,
И круглыми сутками полного счастья

(c) Злата Литвинова

Последний Дракон

March 31st, 2013 No comments

Плохо мне, плохо. Старый я, старый.
Чешется лес, соскребает листья.
Заснешь ненароком — опять кошмары.
Проснешься — темень да шорох лисий.

Утро. Грибы подымают шляпы.
Бог мой драконий, большой и добрый!
Я так устал: затекают лапы.
И сердце бьется в худые ребра.

Да, я еще выдыхаю пламя,
но это трудно. И кашель душит.
В какой пустыне метет крылами
ангел, берущий драконьи души.
Read more…

Со временем пройдет…

December 23rd, 2012 No comments

– Время! Вре-мя!!! Ну где же это чертово Время???
– Ну, я Время. Чего орешь?
– Чего ору, чего ору! Надо, вот и ору! Ты почему меня не лечишь?
– Я? А с какой стати? Я тебе что, доктор, что ли?
– У меня душа – вдребезги! Одни осколки!
– Ну, давай, замету, что ли… Могли бы и сами убраться, да уж ладно. Все, видишь, чисто стало, я потекло дальше.
– Куда? Куда??? А внутри?
– Чего внутри?
– Так это… Внутри тоже надо убраться! Душа же изранена!!!
– Ну так лечи ее, свою душу!
– А ты? Говорят же – «время лечит»???
– Врут. Или ошибаются. Время затягивает, заносит песком. «Пыль веков» — слышал такое? Накидаю сверху, не видно будет… А под этим – все та же рана. Еще и загноится, чего доброго.
Read more…

Она вошла, совсем седая…

December 23rd, 2012 No comments

Она вошла, совсем седая,
Устало села у огня,
И вдруг сказала «Я не знаю,
За что ты мучаешь меня.
Ведь я же молода, красива,
И жить хочу, хочу любить.
А ты меня смиряешь силой
И избиваешь до крови.
Велишь молчать? И я молчу,
Велишь мне жить, любовь гоня?
Я больше не могу, устала.
За что ты мучаешь меня?
Read more…

А я хотела бы с тобой состариться!

December 19th, 2012 No comments

А я хотела бы с тобой состариться!
Стать некрасивой и совсем седой,
После троих детей слегка поправиться!
Кормить тебя домашнею едой…
Купить ковер, что так тебе не нравится,
Для ссор он станет главной из причин…
Но знаешь, я хочу с тобой состариться!
И не бояться на лице морщин…
Хочу вязать тебе жилетки теплые,
Которые не станешь ты носить,
И посадить подсолнухи под окнами,
Они тебя конечно будут злить…
Но я отчаянно хочу с тобой состариться!
В дрожащих пальцах приносить Фенигидин!
И с сединой быть для тебя красавицей!
И все твердить : ты нужен мне один!
Сейчас вот только- только чай заварится,
Я позову тебя, чтоб разделить обед,
И сообщу, что я хочу с тобой состариться,
Но не сейчас, а через тридцать-сорок лет…

@Юлия Олефир

Он шел по улице и тихо плакал.

October 3rd, 2012 No comments

Он шел по улице и тихо плакал.
Облезлый, одноухий и с больною лапой.
Повисший хвост, несчастные глаза,
А в них жемчужиной дрожит слеза.
Его никто вокруг не замечал.
А если и заметил, то ворчал,
А мог еще и палкой замахнуться.
Он убегал, когда мог увернуться.
Он с грустью думал: “Я такой урод.
Ну кто такого жить к себе возьмет”.
Read more…

Как много тех, с кем можно лечь в постель…

May 23rd, 2012 2 comments

Как много тех, с кем можно лечь в постель,
Как мало тех, с кем хочется проснуться…
И утром, расставаясь улыбнуться,
И помахать рукой, и улыбнуться,
И целый день, волнуясь, ждать вестей.

Как много тех, с кем можно просто жить,
Пить утром кофе, говорить и спорить…
С кем можно ездить отдыхать на море,
И, как положено – и в радости, и в горе
Быть рядом… Но при этом не любить…
Read more…

Разговор ангела с архангелом.

May 20th, 2012 1 comment

– Докладывай. В двух словах.
– Жив. Ходит на работу. На что-то надеется.
– На что?
– Трудно сказать. Два раза я показывал ему счастливый сон – не видит. Говорит, что устает на работе.
– А что на работе?
– Да как у всех. Начальство. Суета. Курилка. Слухи.
– Начальство суровое?
– Да начальство как начальство. Такое же как везде. Боится он его почему-то…
– Страхи отгонял?
– Само собой. Еще по дороге к офису. Крыльями размахивал над головой. Облака даже разгонял. Пришлось крылом по уху съездить – чтоб солнышко заметил.
– А после работы?
– Магазины. Телевизор. Помыть посуду. Интернет. Сон.
– Телевизор ломал?
Read more…

Вера Полозкова. Мало ли кто приезжает к тебе в ночи…

May 16th, 2012 1 comment

мало ли кто приезжает к тебе в ночи, стаскивает через голову кожуру,
доверяет тебе костяные зёрнышки, сок и мякоть
мало ли кто прогрызает камни и кирпичи, ходит под броней сквозь стужу или жару,
чтоб с тобой подыхать от неловкости, выть и плакать
мало ли кто лежит у тебя на локте, у подлеца,
и не может вымолвить ничего, и разводит слякоть
посреди постели, по обе стороны от лица
Read more…

О ней.

Странно, но я мало что о ней знаю. Те книжки про рыцарей и прекрасных леди, зачитанные мной в детстве до дыр, так и не дали никакого представления о ней. Многие пишут её с большой, заглавной буквы, но почему? Инеют представление? Или познали? Может быть. В юношество я вошёл с чётким ощущением того, что она единственная и навсегда. Это было всё, что я о ней знал. Представляете, сотни тысяч прочитанных слов и пережитых волнений, а знаешь только то, что она единственная и навсегда. Немного для шестнадцати лет. А потом ты встречаешь её, думая, что это она. Потом университет, разные факультеты, много девушек и встречи всё реже. А потом. А потом ты понимаешь, что не единственная. А потом понимаешь, что и не навсегда.

А потом тебе двадцать и ты смотришь на неё, как на смешное несуществующее, но где-то не веришь тому что происходит. Заставляешь себя, вспоминая прочитанные и рассказанные истории о ней, каждую следующую считать единственной и навсегда. А потом заставляешь себя считать обратное. Говорят на сердце, как на дереве, остаются кольца.

А потом тебе двадцать три, а единственных пять и навсегда две. Путаешься, обманыеваешь, себе врёшь и нагло ищешь её. А потом находишь, успокаиваешься, проходит время и снова не навсегда, снова не единственная. А потом пытаешься выбросить из головы эти книжки. «В таком-то возрасте!», — говоришь себе с укоризной. А потом тебе двадцать семь, а книжки в голове и жажда единственной и навсегда.

И мир говно, вроде бы, и людей плохих больше чем хороших, и жмёшься ты изо всех сил к этим хорошим, пытаешься хоть как-то чтобы единственная, хоть чуть-чуть чтобы навсегда, но не всегда получается и единственная зачастую не совсем. Живёшь и думаешь: «В таком-то возрасте!» Становится стыдно перед собой, ругаешь себя, смеёшься, пьёшь и рассказываешь другу, а он всё прекрасно понимает и молчит, поднимая вместе с тобой рюмку.

За единственную и навсегда.

Она есть, правда, я читал об этом. Когда-то давно, в детстве.

© Руслан Паушу