Archive

Archive for May, 2012

Как много тех, с кем можно лечь в постель…

May 23rd, 2012 2 comments

Как много тех, с кем можно лечь в постель,
Как мало тех, с кем хочется проснуться…
И утром, расставаясь улыбнуться,
И помахать рукой, и улыбнуться,
И целый день, волнуясь, ждать вестей.

Как много тех, с кем можно просто жить,
Пить утром кофе, говорить и спорить…
С кем можно ездить отдыхать на море,
И, как положено – и в радости, и в горе
Быть рядом… Но при этом не любить…
Read more…

Разговор ангела с архангелом.

May 20th, 2012 1 comment

– Докладывай. В двух словах.
– Жив. Ходит на работу. На что-то надеется.
– На что?
– Трудно сказать. Два раза я показывал ему счастливый сон – не видит. Говорит, что устает на работе.
– А что на работе?
– Да как у всех. Начальство. Суета. Курилка. Слухи.
– Начальство суровое?
– Да начальство как начальство. Такое же как везде. Боится он его почему-то…
– Страхи отгонял?
– Само собой. Еще по дороге к офису. Крыльями размахивал над головой. Облака даже разгонял. Пришлось крылом по уху съездить – чтоб солнышко заметил.
– А после работы?
– Магазины. Телевизор. Помыть посуду. Интернет. Сон.
– Телевизор ломал?
Read more…

Вера Полозкова. Мало ли кто приезжает к тебе в ночи…

May 16th, 2012 1 comment

мало ли кто приезжает к тебе в ночи, стаскивает через голову кожуру,
доверяет тебе костяные зёрнышки, сок и мякоть
мало ли кто прогрызает камни и кирпичи, ходит под броней сквозь стужу или жару,
чтоб с тобой подыхать от неловкости, выть и плакать
мало ли кто лежит у тебя на локте, у подлеца,
и не может вымолвить ничего, и разводит слякоть
посреди постели, по обе стороны от лица
Read more…

Debian 6.0 “Squeeze” php5-xcache

XCache
XCache это быстрый и стабильный акселератор PHP-кода, который тестируется и используется на системах с высокой нагрузкой.

1. Устанавливаем php 5 под Debian Squeeze, своим любимым методом, либо методом, указанным мною ранее

2. Устанавливаем php5-xcache

apt-get install php5-xcache

Read more…

О ней.

Странно, но я мало что о ней знаю. Те книжки про рыцарей и прекрасных леди, зачитанные мной в детстве до дыр, так и не дали никакого представления о ней. Многие пишут её с большой, заглавной буквы, но почему? Инеют представление? Или познали? Может быть. В юношество я вошёл с чётким ощущением того, что она единственная и навсегда. Это было всё, что я о ней знал. Представляете, сотни тысяч прочитанных слов и пережитых волнений, а знаешь только то, что она единственная и навсегда. Немного для шестнадцати лет. А потом ты встречаешь её, думая, что это она. Потом университет, разные факультеты, много девушек и встречи всё реже. А потом. А потом ты понимаешь, что не единственная. А потом понимаешь, что и не навсегда.

А потом тебе двадцать и ты смотришь на неё, как на смешное несуществующее, но где-то не веришь тому что происходит. Заставляешь себя, вспоминая прочитанные и рассказанные истории о ней, каждую следующую считать единственной и навсегда. А потом заставляешь себя считать обратное. Говорят на сердце, как на дереве, остаются кольца.

А потом тебе двадцать три, а единственных пять и навсегда две. Путаешься, обманыеваешь, себе врёшь и нагло ищешь её. А потом находишь, успокаиваешься, проходит время и снова не навсегда, снова не единственная. А потом пытаешься выбросить из головы эти книжки. «В таком-то возрасте!», — говоришь себе с укоризной. А потом тебе двадцать семь, а книжки в голове и жажда единственной и навсегда.

И мир говно, вроде бы, и людей плохих больше чем хороших, и жмёшься ты изо всех сил к этим хорошим, пытаешься хоть как-то чтобы единственная, хоть чуть-чуть чтобы навсегда, но не всегда получается и единственная зачастую не совсем. Живёшь и думаешь: «В таком-то возрасте!» Становится стыдно перед собой, ругаешь себя, смеёшься, пьёшь и рассказываешь другу, а он всё прекрасно понимает и молчит, поднимая вместе с тобой рюмку.

За единственную и навсегда.

Она есть, правда, я читал об этом. Когда-то давно, в детстве.

© Руслан Паушу